Zvezdochet

«Снегири» представляют компиляцию записей Александра Синицына — музыканта (автора легендарной песни «ВВС» из соловьевской «Ассы»), поэта и художника. Большинство композиций этого сборника никогда не издавалось – ныне «Голос звездочета» стал доступен в iTunes / Apple Music, «Google Play», «Яндекс.Музыке», «Deezer», «Zvooq».

Также сегодня на портале «Colta» вышел большой материал, предваряющий релиз, с комментариями и воспоминаниями от составителя «Голоса звездочета» Олега Нестерова («Мегаполис»), художника Германа Виноградова, журналиста Александра Кушнира, Анжея фон Брауша («Оберманекен») и Василия Шумова («Центр»).

Александр Синицын был известен еще в конце 80-х благодаря знаменитой песне «ВВС» (именно она звучит в фильме Соловьева «Асса»). Многие приписывали ее «Аквариуму» и «Центру», но на самом деле она принадлежит дуэту «Отряд имени Валерия Чкалова» (позже – «Союз композиторов»), в котором Синицын принимал участие. Вся история той выдающейся записи 1984 года рассказана в книге Александра Кушнира «100 магнитоальбомов советского рока».

Единственная сольная мини-пластинка Синицына «Желтая волна» (состоящая из всего шести песен) вышла в 1992-м году на легендарном лейбле «BSA records», где издавались Ночной проспект и «Русский альбом» Жанны Агузаровой.

Помимо написания стихов, песен и картин Александр Синицын в совершенстве владел кинооператорским искусством, делал авангардистские фотоснимки с применением коллажных технологий, изучал астрологию, а также несколько языков, включая санскрит. Его влекли нераскрытые тайны средних веков, замысловатая вязь стихосложения в старинных русских песнях, ирландские саги, галльская поэзия и древнекитайский эпос.

«Исследуя язык, я производил с ним всевозможные эксперименты, – говорил Синицын.Для меня было крайне важно соединить между собой несоединимое: людей, состояния, эпохи». Сам Синицын в первую очередь считал себя поэтом, а песни сочинял как бы «в поддержку» ритму, чтобы «до конца выяснить, в какую канву эти стихи можно уложить».

Большая часть треков на компиляции «Голос звездочета» записана в самом начале 90-х годов ХХ века, но поверить в это непросто, ощущение от этих песен  – как будто они записаны вчера. «В его песнях напрочь отсутствует время как критерий, – рассказывает автор компиляции Олег Нестеров, – Синицын разговаривал на спокойном языке вечности». «Наконец-то я собрал на свой вкус сборник песен этого удивительного человека. Жалко, конечно, что Синицын его не дождался, хотя Толстой говорил, что “…самые важные и нужные для самого и для других дела человека – это те, последствия которых он не увидит”. Ему виднее. Светлая ему память».

Анжей фон Брауш, «Оберманекен»: «Впервые песни Синицына тогда еще под героическим и летящим названием группы «Отряд имени Валерия Чкалова» я услышал в Петербурге году в 1985-м. Мансарда-студия «Оберманекена» располагалась во дворе знаменитого книжного магазина на Литейном, в двух шагах от кафе «Сайгон»; кассету с новинкой принес или Сергей Курехин, заядлый библиофил и капитан «Поп-механики» (он посещал «Букинист» на предмет редкостей), или основатель Академии изящных искусств Тимур Новиков, живущий прямо по соседству. Одним из хитов сразу стала песня «ВВС», она вошла позже в фильм «АССА», где Тимур был художником…»

Журналист Александр Горбачев: «Этот человек вполне мог бы стать героем выпуска рубрики Past Perfect на «Афише» астролог, эксцентрик, поэт, художник, автор легендарной песни про военно-воздушные силы из фильма «Асса», которую многие ничтоже сумняшеся приписывали Гребенщикову; алхимик и романтик, не так давно незаметно умерший от рака. Этот сборник очередное блистательное доказательство тому факту, что в здешних музыкальных архивах полно загадок, тайн, диковин; было бы кому заняться. «Голос звездочета», записанный неведомо как и неведомо на чем, удивительно тонкая вещь, нечто среднее между Вертинским и Курехиным в его интимно-песенной ипостаси, между Серебряным веком и психоделическим трипом; дивный саундтрек к алхимическому салону, беспамятные вальсы, лазурно-мистические босановы, рондо и ча-ча-ча о далеких странах и неведомых эпохах. Даже названия этих песен откуда-то не отсюда: «Я арабский шейх», «Королева белых лилий»; кажется, что-то такое здесь сочиняли только в Москве в начале 90-х. «Голос звездочета» это сны о чем-то меньшем, музыка фантазийной внутренней жизни, которая заманчивее любых внешних потрясений; «лучше спать, спать, спать, чем вставать по утрам и мечтать о том, чтобы просто жить, чтобы просто спать». Если бы Ариэль Пинк знал русский и послушал бы этот сборник наверняка у него прибавился бы еще один любимый русский артист».